С Земли на Луну.  Жюль Верн
Глава 11. Флорида и Техас
< Назад  |  Дальше >
Шрифт: 

Еще. один важный вопрос оставался нерешенным: надо было выбрать местность, благоприятную для опыта. Согласно указаниям Кембриджской обсерватории, выстрел необходимо было направить перпендикулярно к плоскости горизонта, то есть целить в зенит, а между тем Луна бывает в зените лишь в тех местах, которые расположены между экватором и 28В° широты. Итак, предстояло точно определить местность, где должна была происходить отливка гигантской колумбиады.

На 20 октября было созвано общее собрание членов "Пушечного клуба". Барбикен принес великолепную карту Соединенных Штатов, составленную 3. Бельтропом. Но не успел он развернуть карту, как Дж. Т. Мастон с обычной своей горячностью попросил слова.

-- Уважаемые коллеги,-- начал он,-- вопрос, поставленный на нынешнем заседании, имеет громадное национальное значение -- он дает нам случай совершить поистине патриотический акт!

Члены "Пушечного клуба" переглянулись, недоумевая, куда клонит оратор.

-- Никто из вас,-- продолжал он,-- конечно, не допустит и мысли, что можно поступиться славой своего отечества, и если существует право, на которое могут исключительно претендовать Соединенные Штаты, то это право -- на отливку колоссального орудия "Пушечного клуба" в своих пределах! Но при существующих обстоятельствах...

-- Дорогой Мастон...-- перебил его председатель.

-- Позвольте мне развить свою мысль,-- продолжал оратор.-- При существующих обстоятельствах мы должны выбрать место, достаточно близкое к экватору, для того чтобы произвести наш опыт в благоприятных условиях...

-- Не угодно ли вам...-- снова прервал его Барбикен.

-- Я требую свободы слова,-- возразил неукротимый Ф Мастон,-- и настаиваю на том, чтобы территория, с которой полетит наш победоносный снаряд, принадлежала Соединенным Штатам!

-- Правильно! -- послышались голоса.

-- Ну так вот! Поскольку наши границы недостаточно далеко простираются к югу, поскольку на юге непреодолимой преградой является для нас океан, поскольку нам необходимо искать двадцать восьмую параллель за пределами Соединенных Штатов, в соседней стране, то вот вам и законный casus belli. Итак, я требую, чтобы была объявлена война Мексике!

-- Да нет же! Нет! -- раздалось со всех сторон.

-- Нет?! -- завопил Мастон.-- Меня изумляет такое слово в этих стенах!

-- Но послушайте же...

-- Ни за что! Ни за что! -- крикнул в ответ запальчивый оратор.-- Рано или поздно эта война неизбежна, и я требую, чтобы она была объявлена немедленно.

Раздались выстрелы председательского звонка.

-- Мастон,-- заявил Барбикен,-- я лишаю вас слова. Мастон пытался еще что-то возразить, но соседям удалось его удержать.

-- Я сам того мнения,-- сказал Барбикен,-- что наш опыт должен быть произведен только на территории Соединенных Штатов. Но если бы мой нетерпеливый друг не помешал мне высказаться, если бы он потрудился взглянуть на карту, он сам убедился бы, что совершенно незачем объявлять войну нашим соседям, так как , границы Соединенных Штатов в некоторых местах простираются за двадцать восьмую параллель к югу. Вот посмотрите, мы имеем своем распоряжении всю южную часть Техаса и Флориды.

Тем и закончился инцидент; скрепя сердце Мастон вынужден был согласиться. Итак, было решено, что колумбиада будет отлита или в Техасе, или во Флориде. Но какое соперничество должно было вызвать это постановление между городами этих двух штатов!

Пересекая территорию Америки, двадцать восьмая параллель проходит по полуострову Флорида и разделяет его на две приблизительно равные части. Проходя через Мексиканский залив, она замыкает дугу, образуемую берегами штатов Алабама, Миссисипи и Луизиана. Затем она идет через Техас, отрезая у него угол, пересекает границу Мексики, где проходит через Сопору и Калифорнию, после чего теряется в волнах Тихого океана. Таким образом, только те части Техаса и Флориды, которые расположены южнее этой параллели, удовлетворяли географическим условиям, указанным Кембриджской обсерваторией.

Флорида в южной своей части не имеет значительных городов, но зато усеяна крепостями, построенными в защиту от кочующих индейцев. Один лишь город Тампа мог претендовать благодаря своему удобному положению на выбор "Пушечного клуба".

В Техасе, напротив, городов больше и они крупнее:Корпус-Кристи в Ньюэсском округе, ряд городов, расположенных по Рио-Бразос: Ларедо, Комалитес, Сан-Игиасио -- в Уэббском округе; Рома, Рио-Гранде-Сити -- в Старрском округе; Эдинбург -- в Идальгском округе; Санта-Рита, Эль Панда, Браунсвилл -- в Камеронском. Все это были опасные соперники Флориды.

Поэтому, едва лишь газеты огласили постановление "Пушечного клуба", как депутаты Флориды и Техаса устремились в Балтимор; они стали днем и ночью осаждать Барбикена и других влиятельных членов "Пушечного клуба", энергично заявляя свои претензии. Если в древности семь городов оспаривали друг у друга честь быть родиною Гомера, то теперь два штата чуть не объявили друг другу войну из-за прославленной пушки.

Эти "свирепые братья", вооруженные до зубов, расхаживали по улицам Балтимора. При каждой встрече соперников можно было опасаться столкновения, которое грозило самыми пагубными последствиями. К счастью, благоразумие и осторожность, проявленные председателем Барбикеном, предотвратили эту опасность. К тому же газеты оказались своего рода громоотводом для личных столкновений. "Нью-Йорк геральд" и "Трибюн" встали на сторону Техаса, а защиту интересов Флориды взяли на себя "Тайме" и "Америкэн ревю".

Члены "Пушечного клуба" не знали, кого и слушать.

Техас гордо выдвигал как свой основной козырь то обстоятельство, что в нем двадцать шесть округов, но Флорида возражала, что хотя у нее всего двенадцать округов, но их относительно больше, ибо она в шесть раз меньше Техаса.

Техас кичился своим населением в 330 тысяч жителей, а Флорида отвечала, что ее население гуще, ибо на ее малой территории 56 тысяч жителей. Кроме того, она язвительно спрашивала, почему Техас не хвалится заодно своей болотной лихорадкой, которая ежегодно уносит тысячи жертв? И Флорида была права.

В свою очередь Техас возразил, что кому-кому, а не Флориде попрекать других лихорадками и нездоровым климатом -- разве она забыла о своей собственной хронической повальной болезни -- "черной рвоте"? И Техас тоже был прав.

"К тому же,--- добавляли техасцы через дружественный им "Нью-Йорк геральд",-- надо отдать предпочтение штату, где растет лучший в Америке хлопок, штату, где произрастает лучший зеленый дуб для постройки кораблей, штату, обладающему великолепным каменным углем и богатейшими залежами железной руды, дающей пятьдесят процентов чистого металла".

На это "Америкэн ревю" -- защитник Флориды -- возражало, что хотя почва Флориды и не столь богата, но представляет гораздо более благоприятные условия для формовки и отливки колумбиады, так как состоит из глины и песка.

"Но прежде чем отливать что-либо в какой-нибудь стране,-- отвечали техасцы,-- надо до этой страны добраться? А добраться до Флориды -- дело нелегкое, в то время как доступ в Техас открыт через Галвестонскую бухту, которая имеет четырнадцать лье в окружности и способна вместить флоты всех государств мира".

"Подумаешь! -- восклицали в ответ газеты, дружественные Флориде.-- Что это вы нам втираете очки с вашей Галвестонской бухтой, расположенной выше двадцать восьмой параллели? Разве нет у нас булты Эспириту-Санто,--она лежит как раз на двадцать восьмой параллели, и через нее корабли доходят прямо до города Тампа".

"Хороша бухта, наполовину затянутая песком!" -- издевался Техас.

"Сами вы затянуты песком,--отбивалась Флорида.-- Уж не скажете ли вы, что Флорида совсем дикая страна?"

"А разве до сих пор не рыскают семинолы по вашим степям?"

"Ну так что же? А разве ваши команчи и апачи -- цивилизованные племена?"

Несколько дней подряд продолжалась полемика такого рода, пока Флорида не попыталась перенести спор на другую почву, и в одно прекрасное утро "Тайме" выступил с таким заявлением:

"Так как предприятие "Пушечного клуба" -- дело истинно американское, то оно должно быть осуществлено на подлинно американской территории".

Техас взбеленился:

"Как! Да разве мы не такие же подлинные американцы, как и флоридцы? Разве Техас и Флорида не вошли в состав Соединенных Штатов в одном и том же тысяча восемьсот сорок пятом году?"

"Спору нет,-- отвечал "Тайме",-- но мы принадлежим американцам с тысяча восемьсот двадцатого года".

"Как бы не так! -- возражала "Трибюн".-- Вы были сперва испанцами, потом англичанами, и только через двести лет американцы купили вас за пять миллионов долларов".

"Что из того,-- отвечали флорндцы.-- Краснеть нам не приходится. А разве в тысяча восемьсот третьем году не купили Луизиану у Наполеона за шестнадцать миллионов долларов?"

"Это сущий позор! -- завопили депутаты Техаса.-- Такой жалкий клочок земли, как Флорида, еще смеет равняться с Техасом! Техас никогда не был продан, он сам завоевал себе свободу, изгнав мексиканцев второго марта тысяча восемьсот тридцать шестого года; он объявил себя федеративной республикой после победы Самюэля Густона, одержанной на берегу реки Сан Джа-синто над войсками генерала Санта-Анны. Техас добровольно присоединился к Соединенным Штатам Северной Америки".

"Потому что он испугался мексиканцев",-- возражала Флорида.

"Испугался!" С того дня, когда сорвалось это резкое неосторожное слово, положение стало решительно невыносимым. Все в Балтиморе боялись, что враждующие партии схватятся на улицах и начнут резать друг друга. Пришлось учредить надзор за депутатами.

Председатель "Пушечного клуба" не знал, на что решиться. Каждый день на него сыпались дождем докладные записки, документы и даже письма с угрозами. Чью сторону ему принять? С точки зрения пригодности почвы, удовлетворительности путей сообщения и быстроты транспорта права обоих штатов были в общем равны; а политические симпатии и счеты не имели отношения к делу.

Надо было покончить с этими колебаниями, с этим замешательством. Барбикен собрал исполнительный комитет "Пушечного клуба" и предложил самый мудрый выход из создавшегося положения. , "Принимая во внимание распри, которые мы наблюдаем между Флоридою и Техасом, можно быть уверенным, что такие же споры возникнут и между городами того штата, который мы изберем. Соперничество между штатами сменится соперничеством между городами. В Техасе целых одиннадцать городов подходят к требуемым условиям, и все они будут оспаривать эту честь и создадут нам множество новых неприятностей. У Флориды же всего один город. Поэтому я предлагаю избрать Флориду, то есть город Тампа".

Это решение сразило депутатов Техаса. Они пришли в неописуемую ярость и стали бомбардировать видных членов "Пушечного клуба" ругательными письмами. Тогда балтиморские власти прибегли к крайним мерам. Они заказали специальный экспресс, насильно посадили туда упиравшихся техасцев, и те умчались из Балтимора со скоростью тридцать миль в час.

Но, несмотря на спешность отъезда, техасцы успели послать по адресу своих противников последний язвительный упрек.

Напомнив о малой ширине Флориды, представляющей собой полуостров между двумя морями, они предсказали, что она не выдержит сотрясения от выстрела и сразу же взлетит на воздух.

-- Ну и пусть себе взлетит! -- отвечали флоридцы с лаконизмом, достойным героев древности.