С Земли на Луну.  Жюль Верн
Глава 21. Как француз улаживает дело
< Назад  |  Дальше >
Шрифт: 

Пока председатель "Пушечного клуба" и капитан Николь вырабатывали условия своей американской дуэли (это самая страшная форма дуэли, при которой один противник охотится за другим), Мишель Ардан сладко покоился на своей постели, отдыхая после триумфа. Впрочем, слово "покоился" -- не совсем точное выражение, потому что американская постель едва ли мягче мраморной или гранитной плиты.

Поэтому Ардану спалось довольно плохо: он ворочался с боку на бок между простынями величиной с пеленку, мечтая о том, как он поставит в своем снаряде комфортабельную кушетку. Вдруг сквозь дремоту послышался страшный шум: кто-то отчаянно ломился в дверь; стучали каким-то инструментом. Этот стук, столь необычный в такую раннюю пору, сопровождался громкими воплями.

-- Отоприте! -- кричали из коридора.-- Ради бога, отоприте!

Ардан мог и не исполнять такую странную просьбу, но он все-таки встал, и отворил дверь в ту минуту, когда она чуть не сорвалась с петель под ударами настойчивого посетителя. В комнату ворвался секретарь "Пушечного клуба". Кажется, бомба и та не влетела бы так бесцеремонно.

-- Вчера вечером на митинге,-- крикнул Мастон ex abrupto,-- наш председатель подвергся публичному оскорблению! Он вызвал оскорбителя на дуэль, и этот оскорбитель -- не кто иной, как капитан Николь. Они сегодня утром дерутся в лесу Скерсно. Я все узнал от самого Барбикена. Если его убьют, пропало наше предприятие! Надо помешать этой дуэли! Один только человек во всем мире может остановить Барбикена, и этот человек -- вы, Мишель Ардан!

Ардан не прерывал, не расспрашивал Мастона. Он живо схватил свои широченные брюки, и не прошло и двух минут, как друзья Барбикена со всех ног неслись по улицам Тампа, направляясь к заставе.

На бегу Мастон успел познакомить Ардана с положением вещей. Он рассказал про старинную вражду между Барбикеном и Николем, по какой причине она возникла и почему председатель клуба и капитан благодаря стараниям своих друзей ни разу до сих пор не встречались. Мастон прибавил, что дело было исключительно в соперничестве между ядром и броней. Столкновение на митинге было для Николя только предлогом, чтобы свести старые счеты с Барбикеном.

Трудно придумать что-нибудь ужаснее американской дуэли, во время которой противники выслеживают друг друга в зарослях, подстерегая, прячась за кустами, и стараются подстрелить противника в лесной чаще как дикого зверя. Для американской дуэли требуются исключительные качества краснокожих обитателей прерий: находчивость, хитрость, изобретательность, умение выслеживать и "чуять" врага. Малейшая ошибка, колебание, неверный шаг могут стоить жизни. На эти поединки янки нередко берут с собой охотничьих собак, и тогда каждый противник, являясь одновременно и охотником и дичью, часами выслеживает врага.

-- Дьяволы вы, а не люди! -- воскликнул Мишель, когда Мастон в ярких красках описал ему эти дикие нравы.

-- Уж какие есть...-- скромно ответил Мастон.-- Однако надо торопиться.

Но как они ни спешили, бегом пересекая поле, еще мокрое от росы, топча рисовые плантации, перепрыгивая через ручьи, они добрались до леса лишь к половине шестого. Следовательно, Барбикен уже целых полчаса был в лесу.

На краю леса работал старый дровосек, связывая нарубленные дрова.

Мастон подбежал к нему, крича:

-- Вы не видали, как в лес входил человек с ружьем? Председатель Барбикен... мой лучший друг...

Достойный секретарь "Пушечного клуба" простодушно полагал, что все в Америке знают его председателя. Однако по лицу дровосека было видно, что он ничего не понял.

-- Охотника! -- пояснил тогда Ардан.

-- Охотника? Да, охотника видел,-- отвечал дровосек.

-- Давно?

-- С час будет.

-- Опоздали! -- воскликнул Мастон.

-- Ну а выстрелы слышали? -- спросил Ардан.

-- Нет. Не слыхал.

-- Ни одного выстрела?

-- Ни единого. Охотник-то, видать, не из важных.

-- Что же делать? -- вырвалось у Мастона.

-- Идти в лес и отыскивать их, рискуя подцепить пулю, предназначенную не для нас.

-- Ах, лучше десять пуль мне в череп, чем одну в голову Барбикена! -- воскликнул Мастон таким тоном, в искренности которого нельзя было сомневаться.

-- Ну так вперед! -- крепко пожимая руку товарищу, крикнул Ардан.

Через несколько секунд они уже скрылись в густых зарослях. Стеной стояли великаны кипарисы, сикоморы, тюльпанные деревья, оливы, тамаринды, дубы и магнолии. Деревья тесно переплетались ветвями, и сквозь них ничего не было видно даже в нескольких шагах. Мишель Ардан и Мастон шагали бок о бок, пробираясь сквозь высокие травы, прокладывая себе дорогу через толстые лианы, пристально вглядываясь в кусты и сплетения ветвей, в темную чащу леса, ожидая на каждом шагу услыхать страшный звук ружейного выстрела.

.Индеец, быть может, и сумел бы разыскать следы, которые должен был оставить Барбикен, но Ардан с Мастоном шли наугад, вслепую, с трудом пробираясь сквозь дебри.

Прошел час в бесплодных поисках. Друзья остановились. Тревога их все росла.

-- Должно быть, все кончено! -- произнес обескураженный Мастон.-- Такой человек, как Барбикен, не станет пускаться на хитрости, он не устроит ни засады, ни западни! Он слишком храбр, слишком честен! Он пошел прямо навстречу опасности и, вероятно, настолько удалился от дровосека, что тот не слышал выстрела.

-- Ну а мы сами? А мы?-- возразил Ардан.-- Неужели мы не услыхали бы: уже битый час мы бродим по лесу.

-- А что, если мы опоздали? -- воскликнул Мастон с отчаяньем в голосе.

Мишель Ардан не знал, что ему ответить. Они двинулись дальше. Время от времени они громко звали Барбикена и Николя, но ни тот, ни другой не отвечали на их призыв. Резвые стайки птиц вспархивали с ветвей, вспугнутые криком, и уносились в чащу, лани шарахались от людей и исчезали в дебрях.

Еще добрый час они рыскали в чаще. Обошли уже большую часть леса. Но нигде не было видно ни малейшего следа поединка. Они уже начали сомневаться в словах дровосека и Ардан уже готов был прекратить бесплодные поиски, как вдруг Мастон остановился как вкопанный.

-- Тес! -- произнес он.-- Там кто-то есть!

-- Кто?

-- Мужчина! Он стоит неподвижно. Ружья у него не видно... Что же он делает?

-- Ты его узнаешь? -- спросил Ардан, который ничего не мог разглядеть из-за своей близорукости.

-- Да, да! Вот он обернулся! -- отвечал Мастон.

-- Кто же это?

-- Капитан Николь!

-- Николь! -- воскликнул Ардан, и сердце у него болезненно сжалось.

-- Николь без оружия! Значит, ему больше нечего бояться своего врага!

-- Идем к нему! -- решительно сказал Мишель Ардан.-- По крайней мере узнаем правду!

Пройдя несколько десятков шагов, они остановились, чтобы получше разглядеть капитана. Они ожидали увидеть человека, насытившегося кровью, празднующего победу! То, что они увидели, совершенно их ошеломило.

Между двумя громадными тюльпанными деревьями была натянута густая сетка, и в ней, жалобно пища, барахталась запутавшаяся крыльями крошечная птичка. Что за птицелов расставил эту страшную сеть? Это был ядовитый флоридский паук, величиной с голубиное яйцо, с длинными лапками. Но отвратительное насекомое не успело завладеть своей жертвой; неожиданно завидев страшного врага, оно поспешно скрылось в густых ветвях тюльпанного дерева.

Положив ружье на землю и забыв об опасности своего положения, капитан Николь старался как можно осторожнее высвободить птичку из сети, раскинутой чудовищным пауком.

Наконец это ему удалось, он выпустил птичку из рук, и та, весело взмахнув крылышками, быстро исчезла в вышине.

Николь с умилением следил за ее полетом среди ветвей. Вдруг у него над самым ухом раздались слова, произнесенные растроганным голосом:

-- А ведь вы славный человек! Николь обернулся. Перед ним стоял Мишель Ардан, повторяя на все лады:

-- Великодушный, милейший человек!

-- Мишель Ардан? -- воскликнул Николь.-- Что вам тут надо, милостивый государь!

-- Пожать вам руку, Николь, и главное, помешать вам убить Барбикена, а Барбикену не дать убить вас.

-- Барбикен! -- воскликнул капитан.-- Я уже битых два часа его ищу. Куда он спрятался?..

-- Николь! -- перебил его Ардан.-- Это уж невежливо с вашей стороны. Надо уважать своего противника. Будьте спокойны, если Барбикен жив, мы скоро его отыщем. И это тем легче, что и он вас разыскивает... если только не занялся, подобно вам, освобождением птичек, попавших в беду. Но когда мы его отыщем,-- попомните слово Мишеля Ардана! -- о дуэли не будет и речи.

-- Между председателем Барбикеном и мною такая давняя вражда,-- многозначительно сказал капитан Николь,-- что только смерть одного из нас...

-- Ну вот еще! Будет вам! -- перебил Ардан.-- Такие славные люди, как вы и Барбикен, пожалуй, могут ненавидеть друг друга, но обязаны один другого уважать. Вы не будете драться!

-- Нет! Я буду драться, милостивый государь!

-- Не будете!

-- Капитан,-- горячо воскликнул Мастон,-- я близкий друг председателя, его alter ego. Если уж вам непременно хочется кого-нибудь укокошить, стреляйте в меня: не все ли вам равно?

-- Милостивый государь! -- воскликнул Николь, судорожно сжимая ружье.-- Эти неуместные шутки...

-- Моему другу Мастону совсем не до шуток,-- перебил его Мишель Ардан,-- и я понимаю его желание умереть за человека, которого он горячо любит. Но ни он, ни Барбикен не падут от пули капитана Николя, потому что я сделаю вам и Барбикену такое соблазнительное предложение, что вы оба поспешите его принять.

-- А что это за предложение? -- спросил Николь с недоверием в голосе.

-- Терпение! -- отвечал Ардан.-- Я могу его изложить только в присутствии Барбикена.

-- В таком случае давайте его искать! -- воскликнул капитан.

Все трое пустились дальше. Капитан молча разрядил свое ружье, вскинул его на плечо и двинулся вперед стремительной походкой.

Прошло полчаса в бесплодных поисках. Мастон не мог отделаться от черных мыслей. Он мрачно всматривался в Николя и спрашивал себя: быть может, капитан уже совершил свою месть и злополучный Барбикен, сраженный его пулей, лежит где-нибудь весь в крови. Казалось, Мишеля Ардана тревожили такие же мрачные думы. Оба пронизывали взглядом капитана Николя, точно собираясь потребовать от него ответа. Внезапно Мастон остановился.

Шагах в двадцати, по пояс в траве, виднелся человек. Он сидел, прислонясь к стволу гигантской катальпы.

-- Это он! -- воскликнул Мастон.

Барбикен сидел совершенно неподвижно. Мишель Ардан вонзился взглядом в капитана, но тот даже не сморгнул. Сделав несколько шагов, Ардан крикнул:

-- Барбикен! Барбикен!

Никакого ответа. Ардан бросился к своему другу и готов уже был схватить его за руку, но внезапно остановился с криком изумления.

Барбикен водил карандашом по страницам своей записной книжки: набрасывал формулы, чертил геометрические фигуры. На земле возле него валялось незаряженное ружье.

Поглощенный работой, совершенно позабыв о дуэли и о мести, ученый ничего не видел, ничего не слышал.

Но когда Ардан положил руку ему на плечо, Барбикен очнулся и поднял на Ардана удивленный взгляд.

-- Ах! -- воскликнул он наконец.-- Это ты? Здесь? Я нашел! Знаешь, мой друг, я нашел!

-- Что нашел?

-- Способ!

-- Какой способ?

-- Способ ослабить толчок при вылете снаряда!

-- Неужели? -- спросил Ардан, озираясь в то же время на Николя.

-- Да! Вода! Вода, которая будет играть роль пружины... Ах, Мастон! -- воскликнул Барбикен.-- И вы тут!

-- Он самый! -- ответил Мишель Ардан.-- А кстати, позволь представить тебе почтенного капитана Николя.

-- Николь! -- вскрикнул Барбикен, вскакивая на ноги.-- Простите, капитан,-- добавил он,-- я совершенно забыл... Теперь я готов!

Ардан тотчас же вступился, чтобы не дать противникам сцепиться.

-- Черт побери! Какое счастье, что вы, друзья мои, не встретились раньше. Пришлось бы нам теперь оплакивать смерть одного из вас... Но, слава богу, все благополучно. Ну какие же вы дуэлянты, если один погружен в разрешение проблем механики и позабыл обо всем на свете, а другой увлекся борьбой с пауком, позабыв о своем враге?

И Мишель Ардан рассказал председателю, что случилось с Николем.

-- Ну еще раз я спрашиваю вас обоих,-- продолжал Ардан,-- неужели такие прекрасные люди для того только созданы, чтобы прострелить друг другу голову?

Все происшедшее было так неожиданно и даже нелепо, что Барбикен и Николь растерялись, не зная, как выйти из создавшегося положения. Мишель Ардан понял их настроение и решил немедленно их помирить.

-- Друзья мои,-- сказал он с очаровательной улыбкой,-- между вами простое недоразумение. Ничего больше! Вы оба доказали, что не дорожите своей жизнью... Докажите теперь, что покончили со всеми своими старыми счетами: примите предложение, которое я хочу вам сделать.

-- Говорите,-- сказал Николь.

-- Друг Барбикен уверен, что его снаряд долетит до Луны, не так ли?

-- Конечно, долетит! -- воскликнул председатель.

-- А друг Николь полагает, что снаряд упадет обратно на Землю.

-- Я в этом совершенно убежден! -- воскликнул капитан.

-- Отлично,-- продолжал Мишель Ардан.-- Я не собираюсь вас мирить, но попросту вам предлагаю: давайте полетим все вместе, а там посмотрим, кто прав.

-- А? Что? -- ошалев, воскликнул Мастон. Услыхав такое предложение, противники взглянули друг на друга. Барбикен смотрел в упор на капитана, ожидая его ответа; Николь уставился на Барбикена, подстерегая первое его слово.

-- Ну так что же? -- продолжал Мишель Ардан самым приветливым тоном.-- Ведь толчка теперь бояться нечего...

-- Согласен! -- крикнул Барбикен.

Но, несмотря на стремительность его ответа, из уст капитана Николя одновременно вырвалось то же самое слово.

-- Ура! Браво! Виват! Гип-гип! -- крикнул Мишель Ардан, протягивая руки недавним противникам.-- Ну а теперь, когда дело улажено, позвольте, друзья мои, по французскому обычаю, угостить вас. Идемте-ка завтракать!