Lesen Sie synchronisiert mit  Deutsch  Englisch  Französisch  Finnisch 
< Zurück  |  Vorwärts >
Schrift: 

Та же комната.
Входит Кент (переодетый).

Кент

Когда удастся изменить мне голос
И затемнить тем речь, то без труда
Достигну добрых целей. Кент - изгнанник!
Пришла пора служить, назло изгнанью
Заботиться о бедном короле
И много дела взять к себе на плечи.

Входят Лир, рыцари и слуги.

Лир

Живей обедать! Подавать тотчас же: я не жду ни минуты!

Слуга уходит.

Ты кто такой?

Кент

Человек.

Лир

Что ты за человек и чего ты от нас хочешь?

Кент

Человек я такой, каким кажусь. Кто имеет ко мне веру, тому служу я верой и правдой; кто честен, того я люблю душою; кто умен да говорит мало, с тем готов я беседовать. Судов я боюсь, от драки не прочь, коли нельзя без драки, а рыбы не ем никогда.

Лир

Кто ты таков?

Кент

Честный малый, а беден я, как сам король.

Лир

Не богат же ты! Чего ж ты хочешь?

Кент

Служить.

Лир

Кому же служить?

Кент

Вам.

Лир

Да ты разве меня знаешь, приятель?

Кент

Не знаю, но, по наружности судя, я хотел бы иметь вас своим господином.

Лир

Что же ты видишь в моей наружности?

Кент

Признак власти.

Лир

Какую же службу можешь ты править?

Кент

Могу дать честный совет, рассказать забавную сказку, выполнить простое поручение. Что делают немудреные люди, то и я сделать в силах, да еще и с усердием.

Лир

А сколько тебе лет?

Кент

Не так я молод, чтоб любить девчонку за песенку, не так стар, чтоб влюбляться во все на свете: у меня сорок восемь лет на плечах.

Лир

Ну, будь со мной, служи мне. Коли не рассердишь меня после обеда, значит уживемся друг с другом. Обедать! Эй, обедать! Где мой дурак? Поди, пошли ко мне моего дурака.

Входит дворецкий.

Эй ты, урод! Где моя дочь?

Дворецкий

С вашего позволения... (Уходит.)

Лир

Что он там говорит? Зови-ка его сюда! Где мой дурак, а? Мне кажется, что мир спит. Ну что, где этот мерзавец?

Входит рыцарь.

Рыцарь

Он говорит, государь, что ваша дочь нездорова.

Лир

Зачем он не вернулся, когда я звал его?

Рыцарь

Государь, он просто сказал мне, что не хочет вернуться.

Лир

Не хочет вернуться?

Рыцарь

Государь, я не умею понять, в чем дело, но, кажется мне, что с вашим величеством начинают обращаться без прежнего почтения. И прислуга вся, и сам герцог, и дочь ваша не так вежливы теперь, как всегда бывали.

Лир

А, ты так думаешь?

Рыцарь

Простите, государь, коли я ошибся. Долг мой не велит мне молчать, когда я предполагаю оскорбления вашему величеству.

Лир

Ты только навел меня на то, что я и сам заметил. Да, я примечал не раз полное невнимание - я винил свою подозрительность, я не решался видеть умышленной грубости. Я посмотрю еще. Где мой дурак? Он не показывался два дня сряду.

Рыцарь

С отъезда принцессы во Францию шут очень печалится.

Лир

Довольно об этом: я это сам заметил. Иди ты и скажи моей дочери, что я желаю говорить с нею.

Рыцарь уходит.

(Слуге.) А ты иди и позови моего дурака.

Слуга уходит. Входит дворецкий.

А, сэр! Пожалуйте сюда, сэр! Кто я такой, сэр?

Дворецкий

Отец государыни.

Лир

Отец государыни? Раб! Подлец! Собака!

Дворецкий

Я не подлец, прошу извинения.

Лир

Ты смеешь глядеть мне в глаза, бездельник! (Бьет его.)

Двоpецкий

Я не позволю бить себя, государь!

Кент

А с ног сбить позволишь, скоморох проклятый? (Сбивает его с ног.)

Лир

Спасибо, приятель! Ты знаешь, как служат: ты мне придешься по сердцу.

Кент

Ну, сэр, на ноги и убирайся! Я тебя выучу различать людей. Вон отсюда, коли не хочешь снова растянуться во всю длину! Пошел вон, коли у тебя ум остался! Так! (Выталкивает дворецкого.)

Лир

Ну спасибо, верный слуга! Вот тебе вперед за твою службу. (Дает Кенту денег.)

Входит шут.

Шут

А вот я его тоже найму. (Кенту.) Бери-ка себе мой колпак.

Лир

А, и ты здесь, плутишка!

Шут
(Кенту)

Что ж ты колпак-то не взял?

Кент

Зачем мне твой колпак?

Шут

Как зачем? Зачем тебе дурацкий колпак? Затем, что ты льнешь к тому, кто в немилости! Затем, что ты скалишь зубы не по ветру! Бери-ка мой колпак. Видишь, этот шут прогнал двух своих дочерей, а третью благословил, сам того не ведая. А уж такому чудаку служить нельзя без моего колпака. (Лиру.) Ну, как поживаешь, кум любезный? Эх, если бы мне два колпака на двух дочерей!

Лир

Ну, что б ты тогда стал делать?

Шут

Дочерям роздал бы свои деньги, колпаки бы себе оставил на память. Вот один у меня. Выпроси-ка другой у своих дочек.

Лир

Берегись, дружок, - хлыст!

Шут

Правда-то всегда, что дверная собака: бей ее хлыстом, сколько хочешь. Постой-ка, я тебе скажу хорошее слово.

Лир

Ну, скажи.

Шут

Слушай же, да смекай хорошенько. (Поет.)

Правды всей не болтай,
Свой достаток скрывай,
Денег в долг не давай
Да людей узнавай.
Сам поменьше шагай,
А верхом разъезжай,
Меньше пей да гуляй,
По гостям не порхай:
Вот тогда заживешь
И удачу найдешь!

А как ты думаешь, кум, можно ли из ничего что-нибудь сделать?

Лир

Нет, приятель, из ничего ничего не получишь.

Шут
(Кенту)

Растолкуй же ему, что с его королевства получает он теперь точь-в-точь такие же доходы. Мне, дураку, он не поверит.

Лир

Горькая шутка.

Шут

Тот с тобой сыграл горькую шутку, кто тебе, дураку, посоветовал сдать твои владения в чужие руки.

Лир

Ты меня зовешь дураком, приятель?

Шут

Да не ты ли сам отступился от всех своих званий? Со званием дурака ты на свет родился.

Кент

Государь, этот дурак не совсем дурак.

Шут

Нет, клянусь, лорды и великие люди не уступят мне даже глупости. Имей я на нее монополию, они захотели бы взять свою долю, да и барыни не отказались бы попользоваться ею. Дай мне яичко, дядя, а я тебе дам две короны.

Лир

Какие же это будут две короны?

Шут

Когда я разобью яйцо пополам и съем его внутренность, то останутся две короны. Когда ты разломал надвое свою корону и отдал обе половины, то, значит, ты на собственной спине перенес осла через лужу. Мало толку было в твоей плешивой короне, когда ты снимал с нее свою золотую. Если я говорю это в качестве дурака, пусть высекут того, кто это скажет. (Поет.)

Для дураков настал тяжелый год:
Все умники дурачиться пустились.

Лир

С каких это пор ты знаешь столько песен?

Шут

С тех пор, как ты сделал из твоих дочек маменек; когда ты дал им розгу и стал отстегивать подтяжки. (Поет.)

Они с восторга зарыдали,
А я запел с тоски,
Что мой король
достопочтенный
Втесался в дураки.

Пожалуйста, кум любезный, найми-ка мне хорошего лгуна в учителя. Смерть хотелось бы научиться лгать.

Лир

А коли ты будешь лгать, мы тебя высечем.

Шут

Истинно уж из одной породы ты со своими дочками: они грозятся меня высечь за правду, ты - за ложь, а иногда меня бьют за то, что я не говорю ни слова. Надоела мне дурацкая должность, правду сказать, а все-таки не хотел бы я с тобой меняться. Вон, погляди-ка, кто сюда идет к нам!

Входит Гонерилья.

Лир

Что это, дочь моя? Что это за нахмуренное лицо? С какого времени научилась ты хмуриться?

Шут

Когда-то, дяденька, нечего тебе было хлопотать о том, кто на нас хмурится. Я теперь лучше тебя! Я - дурак, а ты - нуль без цифры. (Гонерилъе.) Буду молчать, миледи: по лицу твоему вижу, что мне молчать надо. Съел корку - береги мякиш; съел мякиш - береги корку. (Указывает на Лира.) Вот пустой гороховый стручок!

Гонерилья

Не только этот избалованный дурак,
Но многие из вашей наглой свиты
Заводят ссоры каждый день и в замке
Неслыханному буйству предаются.
Сэр, мне казалось, что, сказав о том,
Я положу конец тем беспорядкам;
Но вижу я из ваших слов и дел,
Что вам бесчинство это не противно
И что на зло глядите вы сквозь пальцы.
Прошу вас не прогневаться - теперь,
Вооружася строгостью, мы сами
Порядок будем соблюдать и зорко
Следить за поведеньем вашей свиты.
Не оскорбляйтесь тем: для доброй цели,
Для вас самих мы долг исполним наш.

Шут

Что, куманек?

Добрая синичка кукушку кормила,
А кукушка птичке голову скусила.

Свечку отдал - и в потемках сиди!

Лир

Дочь ли ты наша?

Гонерилья

Пора бы вам, сэр, посоветовавшись со здравым рассудком, оставить ваши причуды.

Лир

Знают ли меня здесь? Нет, это не Лир! Лир так ходит? Лир так говорит? Где ж его глаза? Или ум его ослаб? Спит он, что ли?... А, нет, тут что-нибудь не так! Пусть мне скажут, кто я такой. Тень Лира? Нет, я - король. Я чувствую, я понимаю, я вижу - не вижу только того, что у меня есть дочери...

Шут

И что ты их всепокорнейший отец и услужник.

Лир

Ваше имя, прекрасная дама?

Гонерилья

Полно, сэр:
Любезность эта нам напоминает
Обычные причуды. Вас прошу я
Понять меня, как должно. Стары вы,
Так будьте ж и умны согласно летам.
Сто рыцарей здесь проживает с вами,
Сто рыцарей шумливых и безумных,
Готовых всякий день на пьянство, ссору
И уж успевших честный наш дворец
Своим примером превратить в таверну
Иль в дом разврата. Надо кончить с этим!
Позвольте ж мне просить вас - хоть без просьбы
Сама могу я делать, что желаю -
О том просить, чтоб уменьшили вы
Прислугу вашу, взяв из ней людей
По вашим летам и способных чтить
Себя и вас.

Лир

Проклятье! Духи тьмы!
Седлать коней! Созвать мою прислугу!
Проклятое отродье! Прочь отсюда!
Еще у нас осталась дочь!

Гонерилья

Вы бьете
Моих людей, а злая челядь ваша
Повелевать везде и всюду хочет!

Входит Олбени.

Лир

Беда тому, кто кается, да поздно!
(Олбени.)
А, ты здесь тоже? Ты согласен с нею?
Ну, отвечай же! Подавать коней!
Неблагодарность - демон с черствым сердцем!
Когда в грудь дочери ты заберешься,
Твой вид гнусней, чем чудище морское!

Олбени

Сэр, успокойтесь.

Лир
(Гонерилье)

Мерзкий, хищный коршун,
Ты лжешь, ты лжешь! Честна моя прислуга:
Она свои обязанности знает
И святость сана нашего хранит
По совести. Как мог мне так ужасным
Корделии проступок показаться!
Как мог он извратить мою природу,
Любовь исторгнуть из души моей
И желчию ее наполнить? Лир! Лир! Лир!
(Бьет себя в голову.)
Теперь стучи в ту дверь, откуда разум
Ты выпустил. Скорей, скорей отсюда!

Олбени

Я, государь, не виноват, и даже
Совсем не знаю, чт_о_ вас прогневило.

Лир

Быть может, сэр! Услышь меня, природа!
Благое божество, услышь меня!
Коли назначило ты этой твари
Рождать детей - решенье отмени!
О, иссуши всю внутренность у ней,
Пошли бесплодие, чтоб никогда
Она ребенком милым не гордилась.
Но ежели зачнет она, то пусть
Дитя из желчи дастся ей на долю;
Пусть вырастет дитя на муку ей;
Пускай оно ей ранние морщины
В чело вклеймит и горьких слез струями
Избороздит ей щеки; пусть оно
В насмешку и презренье обращает
Всю страсть, всю нежность матери своей,
И пусть тогда она поймет всем сердцем,
Во сколько раз острей зубов змеиных
Неблагодарность детища! Скорей!
Прочь! Прочь отсюда!
(Уходит.)

Олбени

Небеса благие,
Что за причина этому?

Гонерилья

Заботиться о том! Пускай старик
Дурачится: мешать ему не надо.

Входит Лир.

Лир

Как? Пятьдесят из всей моей прислуги
Осталось лишь?

Олбени

В чем дело, государь?

Лир

Скажу, скажу!
(Гонерилье.)
Клянусь, мне стыдно, стыдно!
Мне стыдно то, что слаб я пред тобою,
Что слезы теплые из глаз моих
Ты можешь извлекать еще! Погибель,
Проклятье на тебя! Отца проклятье
Пусть целым рядом язв неизлечимых
Тебя покроет! Старые глаза,
Вы, глупые глаза, не смейте плакать;
Я вырву вас, я брошу вас на землю -
Вот до чего я дожил. Не беда:
В утеху мне еще осталась дочь.
Она добра и ласкова: услышав
Про все дела твои, она ногтями,
Волчица, издерет твое лицо!
Еще увидишь ты, что власть мою
Оставленную возвращу я снова
На казнь тебе.

Лир, Кент и свита Лира уходят.

Гонерилья

Ты это слышишь, герцог?

Олбени

При всей любви к тебе не в силах я
Пристрастным быть...

Гонерилья

Довольно. Не трудись.
Эй, Освальд, эй! Ты, шут и плут!
Ступай за господином!

Шут

Эй, куманек Лир, постой немного! Как же тебе быть без шута? (Поет.)

С дочкою такой,
Как с кумой-лисой,
Тратить слов не надо!
Кожу с них дери,
И за то бери
Мой колпак в награду!

Гонерилья

Сто рыцарей - придумано не худо!
Удобно было бы ему дозволить
Держать сто рыцарей, чтоб все причуды,
И ссоры, и пустое сумасбродство
Он силою решал и нашу жизнь
В своих руках имел. Эй, Освальд!

Олбени

Слишком
Боишься ты.

Гонерилья

Не лучше ль доверять?
В начале должно устранять опасность,
Чтоб не бояться после. Хорошо
Его я знаю и сестре писала
Про все. Увидим, будет ли она
Держать его и сотню челядинцев,
Когда я объявлю ей все. Ну, Освальд,
Готово ли письмо к сестре?

Дворецкий

Готово.

Гонерилья

Бери ж с собой людей - и на коня!
Сестре моей все передай, что надо,
И от себя скажи, что знаешь. В путь!
И воротись скорей.

Дворецкий уходит.

Нет-нет, мой герцог,
Хоть кротость и спокойствие твое
Не стоят осужденья, но, однако,
Ты извинишь меня - нужнее нам
Рассудок твердый, чем вся эта кротость!

Олбени

Ты дальновидна, может быть, но часто
Добро мы губим, большего желая.

Гонерилья

Тогда уж...

Олбени

Нет, все объяснит нам время.