< Назад  |  Дальше >
Шрифт: 

В пять часов дамы ушли переодеваться, и в половине шестого Элизабет позвали к столу. Отвечая на вежливые расспросы о здоровье больной, она с удовольствием отметила про себя искреннее беспокойство мистера Бингли.

К сожалению, нельзя было сообщить ничего утешительного. Состояние Джейн по-прежнему оставалось тяжелым. Услышав это, сестры мистера Бингли три или четыре раза выразили свое огорчение, порассуждали о том, какая ужасная вещь - простуда, и насколько каждая из них не любит болеть, и больше уже о подруге не вспоминали. И Элизабет почувствовала к ним прежнюю неприязнь, убедившись, как мало они думают о Джейн в ее отсутствие.

Из всей компании единственным человеком, заслуживавшим ее симпатию, был мистер Бингли. Элизабет сознавала, что остальные смотрят на нее как на непрошеную гостью, и только Бингли своим искренним беспокойством о больной и вниманием к ее сестре несколько смягчал это ощущение. Кроме мистера Бингли, ее едва ли кто замечал. Внимание мисс Бингли было полностью поглощено мистером Дарси, миссис ХЈрст старалась не отставать от сестры, что же касается сидевшего рядом с Элизабет мистера ХЈрста - бездушного человека, из тех, что живут на свете лишь для того, чтобы есть, пить и играть в карты, - то после того, как он узнал, что жаркое она предпочитает рагу, ему больше не о чем было с ней говорить.

Сразу же после обеда Элизабет вернулась к Джейн. И как только она вышла из комнаты, мисс Бингли принялась злословить на ее счет. Ее манеры были признаны вызывающими и самонадеянными, и было сказано, что она полностью лишена вкуса, красоты, изящества и умения поддерживать разговор. Миссис ХЈрст думала то же самое. При этом она добавила:

- Короче говоря, единственным положительным свойством этой девицы является способность преодолевать по утрам необыкновенно большие расстояния пешком. Никогда не забуду, в каком виде она появилась сегодня - словно какая-то дикарка.

- Она и была ею, Луиза. Я едва сдержалась от смеха. Ее приход вообще - такая нелепость. Если сестра ее простудилась, ей-то зачем было бежать в такую даль? А что за вид - лицо обветренное, волосы растрепанные!..

- Да, а ее юбка! Надеюсь, вы видели ее юбку - в грязи дюймов на шесть, ручаюсь. Она старалась опустить пониже края плаща, чтобы прикрыть пятна на подоле, но, увы, это не помогало.

- Быть может, это все верно, - сказал Бингли, - но я, признаюсь, ничего такого не заметил. Мне показалось, что мисс Элизабет Беннет прекрасно выглядит, когда она вошла к нам сегодня утром. А грязи на подоле я просто не разглядел.

- Вы-то, надеюсь, ее разглядели, мистер Дарси? - сказала мисс Бингли. - Я полагаю, вам не хотелось бы встретить в таком виде вашу сестру.

- Вы совершенно правы.

- Пройти пешком три, нет, четыре, да нет - пять или сколько там миль, чуть ли не по колено в грязи, к тому же в совершенном одиночестве! О чем она думала? Я в этом вижу худший вид сумасбродства - свойственное провинциалам пренебрежение всеми приличиями.

- Это могло быть также проявлением весьма похвальной привязанности к родной сестре, - сказал мистер Бингли.

- Боюсь, мистер Дарси, - тихонько сказала мисс Бингли, - как бы сегодняшнее приключение не повредило вашему мнению о ее глазах.

- Отнюдь нет, - ответил он. - После прогулки они горели еще ярче.

Наступила короткая пауза, вслед за которой миссис ХЈрст начала снова:

- Мне очень нравится Джейн Беннет. Она в самом деле славная девочка. И я от души желаю ей счастливо устроиться в жизни. Но боюсь, что при таких родителях и прочей родне у нее для этого мало возможностей.

- Ты, кажется, говорила, что их дядя - стряпчий в Меритоне?

- Как же! А еще один живет в Чипсайде.

- Просто прелесть! - воскликнула мисс Бингли, и обе чуть не покатились со смеху.

- Даже если бы их дядюшки заселили весь Чипсайд, - решительно заявил Бингли, - она не стала бы от этого менее привлекательной.

- Да, но это весьма помешало бы ей выйти замуж за человека с некоторым положением в обществе, - заметил Дарси.

Бингли ничего не ответил, но его сестры горячо поддержали Дарси и продолжали еще довольно долго острить насчет вульгарных родичей их дорогой подруги.

Спустя некоторое время они все же почувствовали новый прилив нежности и опять отправились к ней в комнату, где оставались до тех пор, пока их не позвали пить кофе. Джейн по-прежнему чувствовала себя плохо, и Элизабет не покидала ее до позднего вечера. Несколько успокоенная тем, что больная заснула, она в конце концов ощутила не желание, а скорее необходимость примкнуть к остальному обществу. Когда она вошла в гостиную, все сидели за картами. Ее тут же пригласили принять участие в игре. Боясь, однако, что игра идет на крупные ставки, Элизабет отказалась, сославшись на болезнь сестры и сказав, что непродолжительное время, в течение которого она может побыть внизу, она охотнее проведет за книгой. Мистер ХЈрст посмотрел на нее с удивлением.

- Вы картам предпочитаете чтение? - спросил он. - Странно!

- Мисс Элиза Беннет, - сказала мисс Бингли, - презирает игру. Она много читает и не признает других удовольствий.

- Я не заслуживаю ни похвал, ни упреков такого рода, - ответила Элизабет. - Мне нравятся разные вещи, и я не так уж много читаю.

- Я убежден, например, что вам нравится ухаживать за вашей сестрой, - сказал Бингли. - Надеюсь, это удовольствие еще возрастет по мере ее выздоровления.

Элизабет душевно его поблагодарила и направилась к столу, где лежало несколько книг. При этом Бингли предложил показать ей другие книги, хранящиеся в библиотеке.

- Я был бы рад, если бы, к вашей пользе, а моей чести, мог похвалиться более обширным собранием. Но я ленив, и, хотя оно совсем невелико, в нем больше книг, чем я когда-либо надеюсь прочесть.

Элизабет уверила его, что ей вполне достаточно тех, что находятся в комнате.

- Меня удивляет, - сказала мисс Бингли, - что наш отец обходился таким малым количеством книг. Зато какая превосходная библиотека у вас в Пемберли, мистер Дарси!

- Другой там быть не могло, - ответил Дарси. - Она создана заботами не одного поколения.

- Но как много вы к ней прибавили сами! Вы все время покупаете книги.

- Было бы странно, если бы я пренебрегал фамильной библиотекой в такое время, как наше.

- Пренебрегали! Конечно, вы не пренебрегаете ничем, что могло бы еще больше украсить этот славный уголок. Чарлз, если у тебя будет собственный дом, хотела бы я, чтобы он хотя бы вполовину был так хорош, как Пемберли.

- Я бы сам этого желал.

- Правда, я бы тебе советовала купить имение где-нибудь неподалеку от Пемберли, приняв его за образец. Во всей Англии я не знаю лучшего графства, чем Дербишир.

- От души с тобой согласен. Я даже купил бы Пемберли, если бы Дарси его продал.

- Я говорю о возможном, Чарлз.

- Честное слово, Кэролайн, владельцем такого имения можно скорее сделаться, купив Пемберли, нежели пытаясь его воспроизвести.

Этот разговор настолько заинтересовал Элизабет, что она перестала читать и вскоре, отложив книгу, подошла к карточному столу; поместившись между мистером Бингли и миссис ХЈрст, она начала наблюдать за игрой.

- Мисс Дарси, я думаю, заметно выросла с прошлой весны, - сказала мисс Бингли. - Она, наверно, станет такой же высокой, как я.

- Вполне возможно. Сейчас она ростом, пожалуй, с мисс Элизабет Беннет или даже чуть-чуть повыше.

- Как бы мне хотелось снова ее увидеть! Я не встречала никого в жизни, кто бы мне так понравился. Ее внешность и манеры очаровательны. А какая образованность в подобном возрасте! Она играет на фортепьяно не хуже подлинных музыкантов.

- Меня удивляет, - сказал Бингли, - как это у всех молодых леди хватает терпения, чтобы стать образованными.

- Все молодые леди образованные?! Чарлз, дорогой, что ты хочешь этим сказать?

- По-моему, все. Все они рисуют пейзажи, раскрашивают экраны и вяжут кошельки. Я не знаю, наверно, ни одной девицы, которая не умела бы этого делать. И мне, пожалуй, не приходилось слышать, чтобы о молодой леди не сказали, насколько она прекрасно образованна.

- Ваше перечисление совершенств молодых женщин, - сказал Дарси, - к сожалению, верно. Образованной называют всякую барышню, которая заслуживает этого тем, что вяжет кошельки или раскрашивает экраны. Но я далек от того, чтобы согласиться с вашим мнением о женском образовании. Я, например, не мог бы похвастаться, что среди знакомых мне женщин наберется больше пяти-шести образованных по-настоящему.

- Я с вами вполне согласна, - сказала мисс Бингли.

- В таком случае, - заметила Элизабет, - вы, вероятно, можете дать точное определение понятия "образованная женщина"?

- Да, оно кажется мне достаточно ясным.

- О, в самом деле! - воскликнула его преданная союзница. - По-настоящему образованным может считаться лишь тот, кто стоит на голову выше всех окружающих. Женщина, заслуживающая это название, должна быть хорошо обучена музыке, пению, живописи, танцам и иностранным языкам. И кроме всего, она должна обладать каким-то особым своеобразием внешности, манер, походки, интонации и языка - иначе это название все-таки будет заслуженным только наполовину.

- Всем этим она действительно должна обладать, - сказал Дарси. - Но я бы добавил к этому нечто более существенное - развитый обширным чтением ум.

- В таком случае меня нисколько не удивляет, что вы знаете только пять-шесть образованных женщин. Скорее мне кажется странным, что вам все же удалось их сыскать.

- Неужели вы так требовательны к собственному полу и сомневаетесь, что подобные женщины существуют?

- Мне они не встречались. Я никогда не видела, чтобы в одном человеке сочетались все те способности, манеры и вкус, которые были вами сейчас перечислены.

Миссис ХЈрст и мисс Бингли возмутились несправедливостью такого упрека их полу и стали наперебой уверять, что им приходилось встречать немало женщин, вполне отвечающих предложенному описанию, пока наконец мистер ХЈрст не призвал их к порядку, жалуясь на их невнимание к игре. Разговор прекратился, и Элизабет вскоре вышла из комнаты.

- Элиза Беннет, - сказала мисс Бингли, когда дверь затворилась, - принадлежит к тем девицам, которые пытаются понравиться представителям другого пола, унижая свой собственный. На многих мужчин, признаюсь, это действует. Но, по-моему, это низкая уловка худшего толка.

- Несомненно, - отозвался Дарси, к которому это замечание было обращено. - Низким является любой способ, употребляемый женщинами для привлечения мужчин. Все, что порождается хитростью, отвратительно.

Мисс Бингли не настолько была удовлетворена полученным ответом, чтобы продолжить разговор на ту же тему.

Элизабет снова вернулась к ним, сообщив, что ее сестре стало хуже и что она не сможет больше от нее отлучаться. Бингли принялся настаивать, чтобы немедленно послали за мистером Джонсом. Его сестры стали уверять, что в глуши нельзя получить должной помощи, и советовали послать экипаж за известным врачом из столицы. Элизабет и слышать не хотела об этом, но охотно согласилась с предложением мистера Бингли. Было решено, что за мистером Джонсом пошлют рано утром, если к тому времени Джейн не станет значительно лучше. Бингли был очень обеспокоен, а его сестры заявили, что чувствуют себя крайне несчастными. Однако им удалось утешить себя пением дуэтов после ужина, в то время как он нашел единственное успокоение в том, что обязал дворецкого оказывать больной гостье и ее сестре самое большое внимание.